Курсы валют $57.56   €68.55

Афиша

Дозор джунглей

Тигрового окраса Пингвин Морис уверен, что он и в самом деле тигр — герой, в котором нуждаются джунгли.


Про любовь. Только для взрослых / Лето, Москва. Мегаполис занят своей жизнью, здесь каждый день что-то происходит. Спешащие по своим важным делам люди не забывают и о приобретении новых знаний и навыков. Для этого в столице каждый может по своему вкусу найти курсы, лекции и тренинги на любую тему. Однако нас будет интересовать только одна лекция: про любовь. Наши герои — это обычные люди, которые затерялись в большом мегаполисе, они будут сталкиваться и пересекаться друг с другом, и у каждого из них будет своя история любви.
Мадам / На званый ужин собирает гостей богатая пара в Париже . Ждут мэра Лондона и других аристократов, однако за столом 13 гостей. И хозяйка из суеверия просит служанку присоединиться. Мария оказывается за столом инкогнито, и в нее влюбляется богатый коллекционер искусства.


Церковь Иоанна Предтечи


Церковь Иоанна Предтечи на Нижепосадском торгу - одна из древнейших в Нижнем Новгороде. Именем ее престола по обычаю стародавних времен еще в начале XVI столетия была названа рядом стоящая башня каменного кремля - Ивановская.
Сначала церковь была деревянной. Строительство каменной Иоанно-Предтечинской церкви связано с личностью нижегородца-промышленника Г. С. Дранишникова, а также с крупными событиями, происходившими в XVII веке в стране: с крестьянской войной под предводительством С. Разина и старообрядческим движением.
Гаврила Степанов сын Дранишников родился в 1630-х годах. Сначала он помогал отцу в мелочной торговле, а в 1663 году принялся за собственное дело - вместе с богатым нижегородцем Иваном Павловым взял на откуп нижегородский кабак. Это было прибыльное, но весьма рискованное предприятие, так как откупщики обязывались внести в казну за год службы наибольшую, собираемую в Нижнем Новгороде при особо благоприятных условиях жизни Поволжья сумму - 9003 руб. Если же этих денег в кабацкой казне по истечении года не набиралось, то недостающее откупщики вынуждены были доплачивать из собственных сбережений. По этой причине к государственным службам привлекались в городах лишь "лутчие" люди, которые, как требовалось тогда, "душею были бы прямы и животом (состоянием - Н.Ф.) пожиточны, чтоб не воры и не Бражники, и в государево казне кому Б мочно было верить".
Роль городского самоуправления при этом становилась определяющей, ибо старостат либо утверждал кандидатуру откупщика и тем самым брал на себя часть ответственности, либо отклонял ее и тогда должен был искать нового, более достойного и способного к предпринимательству человека.
Свои обязательства откупщики перед казной выполнили. Г. С. Дранишников зарекомендовал себя человеком деятельным и рачительным, поэтому спустя несколько лет, в 1667 году, был назначен русским правительством нижегородским таможенным головой, хотя обычно эта должность доверялась лишь торговым людям высших российских привилегированных корпораций - гостям и гостиной сотне.
На сей раз Дранишников оказался в делах несостоятельным. По истечении года в Москву сообщалось, что вместо полученных в предшествующем году в Нижнем Новгороде 21 968 руб., "недобрали таможенный голова Гаврило Дранишников с товарищи во 176-м году против збору 175-го году таможенные пошлин 1789 рублев 10 алтын с полуденьгою". Г. С. Дранишников объяснил убытки тем, что отряд С. Разина при выходе в Каспий разорил яицкие рыбные промыслы, и с Понизовья пришло в Нижний Новгород меньшее число судовых караванов. Тем не менее он оказался должником казны и был готов к выполнению любых государственных работ, лишь бы с него не взыскивалась недостача. По этой причине с весны 1670 года его послали в Астрахань в качестве целовальника рыбных и соляных государственных промыслов, которые требовалось восстанавливать после разорения казаками: "для покупки и подрядов всякие насадные (корабельных - Н.Ф.) припасов и для найма насадны ракотны людей".
К началу 1670 года Гаврила Дранишников был уже в Астрахани. Но здесь ему было суждено попасть в еще более сложную ситуацию: город захватили разницы. Тайно укрываясь у знакомых, нижегородец пережил немало тревожных месяцев, стал свидетелем расправы астраханской бедноты над царскими приказными и духовенством. Думается, именно в это время зародилась в нем мысль возвести своим коштом в родном городе храм, если только все обойдется для него благополучно.
Астрахань оставалась в руках повстанцев до исхода 1671 года. Следующей весной в качестве управляющего государственными яицко-астраханскими рыбными и соляными промыслами туда прибыл нижегородец Афонасий Фирсович Олисов, который высоко оценил деловые качества земляка и потому держал его в Астрахани на службе еще два промысловых сезона.
Лишь на исходе 1674 года на слезное челобитие Дранишникова непосредственно в Москву чтоб "великий государь пожаловал бы его, Ганку, от того Астраханского насадного промыслу велел переменить, чтоб ему, служа без перемены, впредь великого государя служек и податей не отбыть" , ему разрешили вернуться в родной город.
За три года службы на весьма доходной должности Г. С. Дранишников заметно обогатился: регулярно отправлял с приказчиками на собственных судах в Нижний Новгород крупные партии соли и рыбы, купил для домашнего обихода крепостных людей. Он мог бы считать себя достигшим всего, о чем только можно мечтать, если бы не перемены, которые произошли в доме за годы его отсутствия…
Напрямую они были связаны с крестьянской войной и волной жесточайших репрессий, которые прокатились по Нижегородскому краю, в том числе по Заволжью против приверженцев "старой веры", почитавших С. Разина чуть ли не святым и даже записавших его имя для поминовения в служебные книги. Разуверившись в самой возможности счастливой жизни на земле, старообрядцы, как отмечал в 1672 году нижегородский летописец, в "Закудемском стану во многие селе и деревня к церкви кожнеп не приодчли и пения церковнаго и таинств не принимали, и во всем от раскольников развратнлися, и многая по прелести и с женами и с детми на общих пожигалися". Сторонников "старой веры" было немало и в самом Нижнем Новгороде. Под кремлем в Зачатьевском монастыре с 1655 года содержалась "под строгим началом" княгиня Мария Борятинская, сосланная сюда из Москвы за приверженность к старообрядчеству. Ее постоянной собеседницей и стала жившая рядом под кремлевским холмом в приходе церкви Параскевы-Пятницы жена Гаврилы Дранишникова Анна. В условиях репрессий против ее духовных учителей она бежала вместе с сыном Ерофеем в тайные скиты Заволжья. Так что нашел свой дом возвратившийся Гаврила Дранишников пустым. Все, ради чего он копил и наживал богатства, потеряло смысл. К тому же на жившего годы в "бунташном" Понизовье Гаврилу, у которого и жена, и сын стали старообрядцами, косо поглядывали местные купцы-промышленники и митрополит Филарет, завистливо гадавшие, не воровством ли разбогател целовальник? Не стал ли он приверженцем старой веры?
В этих условиях и испрашивает Г. С. Дранишников в 1676 году благословение митрополита своей казной возвести каменную Иоанно-Предтечинскую церковь на Нижнепосадском торгу, вложить накопленные капиталы в богоугодное дело и тем самым доказать свою "истую" приверженность православию.
Разрешение было дано, и ктитор лично стал закупать всевозможные строительные материалы: кирпич, известь, железо и черепицу, заключал подрядные договоры с каменщиками, плотниками-подвязчиками, кузнецами, резчиками по дереву, иконописцами и золотильщиками. Так что вклад Г. С. Дранишникова в разработку художественного образа здания можно считать определяющим.
Но до конца строительство храма довести ему не удалось. 24 августа 1679 года Гаврила Дранишников скоропостижно скончался, успев всего за два дня до смерти составить завещание, по которому отпускал на волю всех своих крепостных, а наличное имущество: четыре жилых двора, амбары с солью, волжские лодьи и иной "всякой завод" - передавал родному брату Лаврентию при непременном условии, что тот достроит каменный нижнепосадский храм.
На наследство богатого нижегородца тотчас нашлось немало претендентов, в том числе и митрополит Филарет. Затяжная борьба за права на имущество Г. С. Дранишникова более похожа на детектив. Тем не менее Лаврентий довел до конца начатое братом дело. В 1683 году нижегородский летописец запишет, что на Нижнем посаде "без торгу освящена церковь каменная Иоанна Предтечи, а строил тое церковь нижегородец, посадцкой человек Гаврило Дранишников своею казною". Сведения летописца следует дополнить, ибо с южной стороны к храму был пристроен придел в честь великомученицы Анны, освященный по духовному наказу ктитора в память "ушедшей в раскол" жены.
Так в Нижнем Новгороде под кремлевским холмом появилась каменная церковь, которую следует оценивать как памятник посадской культуры второй половины XVII века - времени бурного, малоизученного социально-экономического расцвета города и связанных с крестьянской войной С. Разина и старообрядческим движением событий.
Церковь сохранилась. Но современный ее вид не соответствует изначальному. Она строилась по проекту распространенного тогда архитектурного храмового типа под названием "корабль", но так как здание возводилось на склоне горы, под него был подведен кирпичный "подиум", внутри которого размещались лавки, сдаваемые причтом в наем купечеству.
Главный объем храма имел позакомарное покрытие, над которым возвышалось мощное пятиглавие, крытое зеленой поливной черепицей и увенчанное железными просеченными золочеными крестами. Колокольня поднималась ввысь четвериком от основания и лишь в ярусе звона переходила в восьмерик с шатром, главка которого была также покрыта муравленой черепицей. Здание возводилось добротно, на века, несмотря на частые пожары, служило украшением Нижнего посада вплоть до начала XIX столетия. Но в ходе градостроительных преобразований 1834-1839 годов, когда было указано очистить прилегающие к кремлю земли от всевозможных строений, "а теплой придел Предтечинской на Нижнем Посаде церкви и все имеющиеся под оной лавки сломить", в конструкциях здания начались тревожные процессы. Если ранее давление горы на храм гасили мощные стены придела, то после его разбора и нарушения здесь древней дренажной системы, подземные родники стали постепенно размывать фундаменты трапезной палаты и заливать сводчатые подвалы водой.
Ремонтные работы в храме в 1830-1840-х годах попеременно выполнялись А. Л. Леером, И. Е. Ефимовым, Г. И. Кизеветтером. Тем не менее, в 1881-1885 годах пришлось вновь проводить крупные восстановительные работы, а колокольню вообще переложить заново, что существенно исказило облик древнего храма.
Еще большие потери здание понесло в советское время. Но прекрасному памятнику следует все-таки вернуть изначальный вид и восстановить потерянные им элементы убранства. Древний храм с рядом стоящим седым каменным кремлем воссоздаст еще одну историческую зону в нашем городе, вместе с церквями Ильинской горы вернет неповторимость облика этой части Нижнего Новгорода.
Материалы предоставлены

Ваш комментарий

Вы не зарегистрированы, решите арифметическую задачу на картинке,
введите ответ прописью.
(обновить картинку).