Курсы валют $63.91   €68.50

Афиша

Под покровом ночи

У Сьюзен роскошная жизнь в Лос-Анджелесе, прекрасный муж и собственная галерея. Но однажды она получает неожиданную посылку от бывшего супруга – он хотел бы встретиться, но сначала просит прочитать


Планетариум / Париж 30-х годов. История двух сестер, Лауры и Кейт Барлоу, обладающих, по слухам, сверхъестественными способностями и умеющих общаться с призраками. Во время выступления в Париже они встречают французского продюсера, желающего извлечь для себя выгоду с помощью способностей девушек. Однако на профессиональный интерес накладывается и настигшая его внезапная страсть к обеим сестрам…
Одиссея / Есть пути, которые не отыщешь на картах. Есть цели, которые укажет только любовь. – самый масштабный приключенческий проект современного французского кино. История героя, открывшего человечеству . Его экспедиции вдохновили миллионы. Его главное путешествие осталось тайной.


Обсуждение блогов

Новая тема Список тем ПравилаУчастники:|||||: АрхивRSS

Блог: Жайск Вачского района.Взгляд со стороны

20.02.2016 в 15:12
Волков Сергей x1
Не нашел автора,но спасибо.Все классно.Представление о месте разное-когда то,там в магазине ,кажется на 2 этаже ,я покупал пленку и проявитель для фотика.На острове китава паслись в лето колхозные бычки,Трехпалубные пароходы проплывали по фарватеру,где сейчас залив,На пристани бегали в туристический Максим Горький или Москва за московскими сигаретами и сладостями.Ночевали в дождь на берегу под лодками -в шанхайские домики рыбаков на берегу не пускали…Ох,сколько можно еще расказать??? И про похождения там Голицына в поисках древних орудий и еще об одной церкви рядом в Козьмодемьянске и о древнем Стародубском перевозе и о загадочном городе-крепости древности Стародубе-Воцком,куда Черниговские князья отправляли младших отраков со свитой……
Жайск: село высокого полёта
Это село стоит на высоком окском берегу и носит имя, достойное городка. Впрочем, городского размаха оно никогда не видело, а его единственная роскошь - это головокружительные панорамы, легенда о пребывании тут святых Петра и Февронии и быль о первом трудоустройстве отца советской нефтяной геологии Ивана Губкина.

Жайск относится к тем селам, которые прячутся, словно бусинка в складках местности, чтобы затеряться и не быть найденными. То ли стесняются чего-то, то ли берегут какую-то тайну. Дорога туда начинается с правого поворота в Новоселках Вачского района и бежит-кривляется до самой Оки, где тащит вас через узкие перешейки Перемиловых гор, ведет по бровке оврага, узким мостикам, вдоль обрывов и колючих зарослей шиповника.

Так как мы любители этих местечек, то и фотографий у меня пригоршня - буду сыпать разными: зимними и осенне-весенними. Кстати, если вы любитель белого безмолвия, то учтите - подъем в гору может обледенеть, и тогда вам придется бросить свое авто внизу и идти пешком.

Первое упоминание о деревне Жайской относятся к началу XVII века, впрочем, как и о любом другом населенном пункте в этой округе. Счастливый владелец 19 крестьянских и 2 бобыльских дворов - боярин Михаил Борисович Шеин, стойкий борец против всех Лжедмитриев, полководец, воевода. Правда, заслуги перед Отечеством не помешали ему пасть в 1634 году от боярских интриг и сложить голову на Красной площади якобы за сдачу полякам Смоленска. Деревенька, хоть и была неприметной крохой в боярском имуществе, также оказалась конфискованной в пользу государя сразу после казни Шеина.

Уже в 1676 году деревня Жайская становится селом - там строят деревянную церковь Воскресения Господня, а в помещиках числится уже Яков Пушкин, у которого в Жайском живет приказчик. Впрочем, в 1803 году старая церковь сгорела, и в Жайске строят одноименный каменный храм, растягивая процесс почти на весь XIX век, возводя неспеша трапезную, основной объем и колокольню. Возможно, не сразу нашлись деньги на строительство. Храм в итоге получился совсем не большим. Он и сейчас так неспешно восстанавливается, что не знаешь - работы еще ведутся или давно всё брошено.

Жайск: село высокого полёта

Жайск: село высокого полёта

Жайск: село высокого полёта
Рядом с храмом стоит дом, который, возможно, принадлежал притчу. Несколько окон заложены кирпичом, но еще видны потолочные карнизы и скромные плафоны внутри.

Жайск: село высокого полёта

Самое примечательное здание в Жайске до недавнего времени - даже не храм, а дом напротив. Большой, с явно торговым первым этажом и проездной аркой, которая служила не столько для проезда, сколько для разгрузки подвод - присутствуют внутренние двери, ведущие в склады. По словам местных, в советские годы тут была школа, а потом все постепенно было брошено. Дольше всех продержался магазинчик на первом этаже.

Жайск: село высокого полёта

Зимой домик выглядел так.

Жайск: село высокого полёта

На фото - состояние на весну 2014 года. Сейчас, в ноябре 2015 года, у дома уже нет крыши, а потому его стенам, видимо, осталось недолго. Точных описаний о том, что было в этом доме до революции, мне не встретилось. Зато есть воспоминания старожилов: в доме жил и держал лавки со складом разбогатевший на рыбе, лесе и гипсе крестьянин Быков. Имя и отчество память не сохранила. Зато люди помнят, что богатей был попечителем местной школы и церковным старостой. Быков жил подчеркнуто праведно и очень уважал религиозные обряды, строго соблюдал пост и посещал службы. Наверное, он, как никто другой, был рад такому виду из окна.

Жайск: село высокого полёта

В явно складских помещениях первого этажа мы наблюдали завалы мусора, а потому не рискнули даже заглядывать. И дверцу для лилипутов сфотографировали только снаружи.

Жайск: село высокого полёта

Рядом с аркой была лестница на второй этаж - она вела жилые помещения. Мы как-то решили подняться.

Жайск: село высокого полёта

На втором этаже вдоль парадного фасада идет анфилада залов. В каждом - кафельные печи с подтопком из коридора, чтобы не сорить при топке и чистке - все, как в лучших домах smile На стенах - следы советских обоев, из-под которых просвечивает местами первоначальная роспись цветочным орнаментом. Потолочный карниз и лепные плафоны придают некоторой парадности помещениям. Окна смотрят на храм и в заокские дали, на океан леса Владимирской губернии. Думаю, в этих помещениях Быковы принимали гостей и проводили совместные семейные вечера, греясь от глянцевого бока печи в свете нарядной лампы… Сейчас этот уют представить уже тяжело. Печи разломаны то ли ради латунных заслонок и фигурных литых дверок, то ли в поисках клада хозяина-богатея.

Жайск: село высокого полёта

Жайск: село высокого полёта

Жайск: село высокого полёта

Впрочем, если включить воображение, можно было бы представить вот такой вечер в семействе. С той лишь разницей, что супруга носила на голове не чепец, а платок.

Жайск: село высокого полёта

Эквалл Кнут "Урок чтения"

Или вот так smile

Жайск: село высокого полёта

Карл Мюллер "Молодая женщина за столом при свете керосиновой лампы"

Солнце проникало за шторы в эту залу где-то с полудня, бросая косые желтые квадраты на пол. Но самые чарующие часы наступали с закатами - они над Окой особенно красивы.

Жайск: село высокого полёта

Есть и маленькие комнатки-каморки в одно окно. Правда, думается, такими они стали в советские годы, а при жизни прежнего хозяина это была тупиковая часть коридора. Эти облупившиеся стены могли знать небольшие рамочки картин душеспасительного содержания, раз уж хозяин был так набожен.

Жайск: село высокого полёта

А вот немного росписи на стенах. Из-под советских обоев и наслоений масляной краски еще видны колонны и гирлянды цветов. Роспись эта делалась по шаблонам и, видимо, была дешевле шелковых обоев.

Жайск: село высокого полёта

А на полу - паркет!

Жайск: село высокого полёта

На потолке - остатки лепных плафонов и крюки от люстр.

Жайск: село высокого полёта

Жайск: село высокого полёта

Эти окна в уже непарадной зале - особые. В них проникал первый рассветный солнечный луч. Они смотрели в сад и наверняка приоткрывались теми весенними днями, когда жайские вишни исходили пеной цветов, а соловьи - трелями. Говорят, у Быкова были дочери, а барышни умеют ценить романтические явления природы smile

Жайск: село высокого полёта

А вот вид дома сзади, со стороны сада. Кажущаяся ассиметричность дома с лицевого фасада усиливается с тыла: дом состоит из разных частей и расстраивался не очень умело.

Жайск: село высокого полёта

Если это на самом деле дом школьного и церковного попечителя, богача Быкова, то именно сюда согласно распределению в 1890 году прибыл вчерашний семинарист, молодой педагог Иван Михайлович Губкин. Да, отец советской нефтяной и газовой геологии, исследователь Курской магнитной аномалии Губкин, чьим именем названы города, улицы и один из самых престижных вузов столицы, начинал свой трудовой путь в 20 лет здесь, в Жайске. Вот чуть более поздний документ с фотографией Ивана Михайловича. Он носит очки, пышную шевелюру волнистых волос и бороду. Наверное, почти таким же он прибыл в Жайск учительствовать.

Жайск: село высокого полёта

Надо сказать, что Муромский уезд Владимирской губернии был ему родным - Иван Михайлович родился не так далеко от Жайска - в селе Поздняково нынешнего Навашинского района, Крестьянский сын был неохотно отпущен семьей в семинарию - рабочие руки были нужны в хозяйстве, но юноша был упрям и получил педагогическое образование. Впрочем, вариантов у него было мало: альтернативой была только духовная семинария, но к религии Губкин склонности не имел. Позже это станет причиной разлада между Губкиным и его первым попечителем Быковым.

Перепишем приветственный монолог Быкова целиком из воспоминаний Ивана Михайловича. Он стоит того. В нем, как говорится, ни прибавить, ни убавить.

Представьте. Губкин однозначно добирался до Жайска из уездного Мурома, а потому наверняка прибыл вечером, которые в той местности даже в летнюю пору обильны туманами и росой. Хозяин принял его сидя за столом в зале - уже скорее за чаем, нежели за бумагами. Молодого учителя ввели в залу и оставили стоять у порога. Он поставил свой семинарский обшарпанный чемодан с вещами, добрую половину которых составляли книги, на быковский паркет и смотрел на попечителя в домашних туфлях и теплых лучах абажура. Губкин особенно указывает в воспоминаниях, что его так и не пригласили присесть, не то чтобы налить вчерашнему семинаристу горячего чаю да подать хлеба и домашней ветчины или хоть постного пирога. В глазах Быкова приехавший Иван еще не заработал оснований важничать. Попечитель затянул речь, которую я просто процитирую из записок Губкина:

«Вот недавно здесь был преосвященный Феогност, архиепископ владимирский и суздальский, и он изволил почивать вот на этой кровати. А когда я езжу во Владимир, то бываю на приеме и у преосвященного владыки и у губернатора. Учитель, который был до тебя, возымел гордыню, и теперь его нет. Тебе, как молодому человеку, это должно служить примером. Ты должен почитать старших и почитать святую церковь неукоснительно. Я состою церковным старостой, и мне видно, кто в церкви бывает и кто не бывает. В церковь Божию надо ходить и детей к этому приучать».

Вообще, все эти сиротские и тоскливые сцены приезда сельской учительницы или учителя отлично получались потом у художников-реалистов. Например, вот так.

Жайск: село высокого полёта

Константин Трутовский "Приезд учительницы"

В случае с Губкиным это было реальностью. С жильем для него вышла незадача. Жайская школа считалась многочисленной по количеству учеников - к концу XIX века в ней обучалось почти сто детей. Якобы Быков хлопотал о серьезном усилении учительского состава и просил учительскую семейную пару, готовил для нее жилье. Недорослю-семинаристу дом, понятное дело, давать не стали. Губкину достался тесный угол в старом поповском доме, где через тонкую перегородку жила вдова с малыми крикливыми ребятишками.

Трудности привыкания к первому месту службы помогли пережить привезенные книги. А в один весенний вечер сельский учитель, взобравшись по совету школьного сторожа, на чердак старого поповского дома, находит там беспорядочную груду книг. Можно представить, как замирая от нетерпения и чихая от пыли, Губкин подносил книги одну за другой к слуховому окну, чтобы в лунном свете разобрать название. Это было настоящее богатство! Толстенные фолианты с красочными литохромиями, в картонных переплетах узорной кожи, с золотыми тиснениями на корешках, тонкие книжицы без переплета, жирные шрифты церковных сочинений, курсивы брошюрок… Из развороченной книжной груды наверняка тянуло бумажным тленом. О, чудеснейший запах завалящих печатных страниц! Из круглого окна на грязный чердачный пол падал восковой с пыльными разводами лунный столб. Где-то в селе лаяла собака. Село спало, но уже через несколько часов поплетутся в школу дети, а их учитель все торчит на холодном чердаке с книгами в руках.

Кстати, ученики быстро полюбили Ивана Михайловича за его добродушие, терпение и увлеченность. Он охотно давал дополнительные уроки и совершенно без всякой платы индивидуально занимался с отстающими. Правда, сердобольные матери неуспевающих понимали бобыльское учительское житье и подкармливали Губкина молоком, яйцами, творогом, чем весьма украшали его простейший рацион.

Жайск: село высокого полёта

Константин Богданов-Бельский "Деревенская школа"

После уроков, а иногда и вместо них, по настоянию попечителя Быкова, дети заполняли церковь, чтобы отстоять службу. Тот следил, насколько усердно ученики крестятся и кладут поклоны, шепчут ли молитвы. И каждый раз Быкову было неприятно замечать, что Губкин сам пренебрегал старанием, а на лице его было написано, что педагог своими мыслями, скорее, уже на окских обрывах собирает камушки. Кстати, создание коллекции из всяких окаменелостей стало настоящим хобби Ивана Михайловича и его учеников. В глазах Быкова это увлечение было странным.

Вскоре конфликт Губкина и Быкова перерос в открытый - они перестали здороваться, а в комнате молодого учителя был устроен обыск силами жандармов по чьей-то заявке. Ничего запрещенного найдено не было. Тем временем Иван Михайлович подал прошение о создании в селе кружка просвещения, в котором можно было бы обучать грамоте уже взрослых крестьян, желавших научиться писать и читать, а также вести беседы о пользе книг и правильном воспитании детей. Попечитель и священник рвение педагога не поддержали. Губкин написал жалобу на попечителя и уехал на первые каникулы в родное Поздняково, чтобы больше не возвращаться в Жайск, то есть забрав все вещи и надеясь оттуда подать просьбу об увольнении.

Дома Ивану Михайловичу напомнили, что если он бросает учительствовать, то поедет с отцом в Астрахань - помогать ему в рыбном промысле. Так, скрепя зубы, Губкин вернулся по осени в Жайск - рыбная тема внушала ему еще больший ужас, чем Быков. Ученики были рады, но это не меняло ситуации. Уже под Рождество учитель отправился по реке с обозом в уездный Муром, где подал прошение перевести его в другое село из-за конфликта с попечителем.

Жайск: село высокого полёта

Губкин был услышан и получил место прямо рядом с Муромом - в селе Карачарове, откуда был родом легендарный Илья Муромец. Теперь его попечительницей была супруга графа-археолога Уварова - Прасковья Сергеевна. Позже о Жайске Губкин будет вспоминать весьма скупо, словно ему хотелось бы забыть этот эпизод из своей жизни. Про своего первого попечителя он напишет в воспоминаниях так: «Богач Быков типа Колупаевых-Разуваевых, которых так ярко изобразил гениальный сатирик Салтыков-Щедрин»… Просто богач Быков не знал, что открытия Губкина будут кормить страну еще не одно десятилетие, а скромный учитель в старых ботинках - будущий академик.

Жайск: село высокого полёта

Выезжая из Жайска, сверните направо , проехав метров 200 по полю на естественной террасе - по краям эта площадка срывается в овраги. Тут стоит часовня в память о святых, символизирующих в России любовь и счастливый брак - Петре и Февронии, поставленная благотворителем.

Жайск: село высокого полёта

Жайск: село высокого полёта

Жайск: село высокого полёта

Тут же и памятник святым, которые оказались в Жайске, когда муромские бояре решили выгнать их. Князь с княгиней встали в челн, и тот понес их вниз по течению Оки. Якобы они вовсе не управляли суденышком - оно само причалило к берегу в жайских местах, где святые остались жить.

Жайск: село высокого полёта

Жайск: село высокого полёта

Жайск: село высокого полёта
Есть мнение, что Жайск стал местом уединенной жизни святых на некоторый период. Оказаться вдвоем в столь живописных местах - неплохая перспектива. В Муроме в эти дни лилась кровь - бояре бились за власть и грабили казну. Сколько времени Петр и Феврония провели в этих местах, как жили, кто им помогал, кроме Бога - неизвестно. Правда, есть тексты, где говорится, что плыли на двух судах, причалили тут на ночлег, и в свите даже был повар, который потом готовил ужин. А бояре настигли князя буквально на утро, спохватившись и испугавшись начавшихся смертоубийств. Первая версия как-то жизненнее smile

Смущает в памятнике, что вся ладья сделана в виде змея - есть голова и даже характерный хвост. А ведь именно змей летал над Муромом и внушал всякие прелести народу, портил жизнь святым. Что хотел сказать автор памятника таким образом - я не поняла smile Вот вам улыбочка змея-чаровника smile

Жайск: село высокого полёта

Место, кстати, совершенно потрясающее. Оказавшись там однажды в осенний закатный час, можно потерять голову от красок.

Жайск: село высокого полёта

Да и посреди белого дня начинающей рыжеть осени хорошо smile

Жайск: село высокого полёта

Жайск: село высокого полёта

Жайск: село высокого полёта

И весной, когда владимирский берег еще пуст и только начинает одеваться в зеленоватый туман молодых листьев, очень красиво. Даже привольно, как говорят тут старики.

Жайск: село высокого полёта

Жайск: село высокого полёта

Уезжая из Жайска и пересекая узкий мостик, на котором невозможно разъехаться двум машинам, начинайте внимательно следить за дорогой. Когда вы проедите егерскую базу по правую руку, будет поворот направо - к красивейшей точке на всю округу. Сворачивайте, оставляйте автомобиль и медитируйте в любой сезон. Ощущением парения и при этом удивительного покоя укутает вас на прощание Жайск smile

Жайск: село высокого полёта

Жайск: село высокого полёта

Жайск: село высокого полёта

Жайск: село высокого полёта

Жайск: село высокого полёта

Жайск: село высокого полёта

Жайск: село высокого полёта

Жайск: село высокого полёта
Увы,я туповат в возможностях компа.Ну не смог очерк с фотками скопировать сюда моей (оказывается ) землячки. Взгляд с другой стороны и поколения мне интересен.Много сайтов с которыми можно поделится нажав кнопку,но нашего "плов" там нет значка.Ну вот некоторые индентичные снимки более раннего периода:
















Я же о том периоде,когда пробок не было,и Ленин такой молодой пели,София Ротару девченкой выступала в клубах и страна будет вечной-неделимой и успешной,писали пером и чернильница не проливайка- как же она проливалась везде однако……..
Ага .прошла.Сайт За гранью будней. Отчеты о путешествиях Вачский район Нижегородской обл.










Да,тайн хранит эта местность много…И у мордвы была Вацкой без писменности и к покоренной Казани платили оброк,и Нижегородской,Владимерской и других княжеств.Вот и затерялись записи,а может и не дошли,не дожили до нас..Да и Русью то здесь долго не пахло..Может у наследников Монголов что то осталось на непонятной письменности-любили они порядок в учете обложение данью,четко действоваших древних дорог и даже Стародубский перевоз через Оку в древних записях нам оставили…..









В некоторых русских летописях, в частности, в Воскресенской, имеется список городов Руси, озаглавленный «А се имена градом русским дальним и ближним». Там имеется такая запись: ….Муром на реке Оке, Стародуб Воцкий, другой Стародуб на Клязьме, Ерополчь, Гороховец, Новгород Нижний ….. .
И вот как писал Мельников -Печерский о нашем крае,если поискать;
Рассказывает Устюгов, как в стародавние годы на реке на Оке, в Стародубской стороне (Стародубье, Стородубскоя сторона — в восточной части Владимирской губернии (на Клязьме есть село Кляземский Городок, в старину Стародуб). Гора Городина Муромского уезда, близ деревни Михалиц, на правой стороне Оки, верстах в трех от нее и верстах в пятнадцати от известного села Павлова (в старину Павлов перевоз), Горбатовского уезда, Нижегородской губернии.), на горе Вородыне явился «верховный гость», богатый богатина Данило Филиппыч, и как жил он потом в деревне Старовой, в верховой Костромской стороне (Деревня Старово на левой стороне Волги, верстах в пятнадцати от нее и верстах в двадцати от Костромы в приходе села Криушева. На погосте Криушева и схоронен Данило Филиппыч; на могилу его хлысты ходили на поклонение. Незадолго до пятидесятых годов нашего столетия умерла последняя в роде Данилы Филиппыча Устинья Васильевна. Хлысты ее называли «богинею». Данило Филиппыч был из беглых «солдат иноземного строя».), поучая к нему приходивших, Так пришел он однажды на Волгу, а народу было тут многое множество. И шли середь людей великие споры о том, которые книги лучше; старые или новые, Никоном печатанные.
Или его высказывание о нашей Княжей горе на берегу Оки; А поблизости горы Городины, в той же стороне Стародубской, бедная была, убогая деревня Максакова. А приход той деревни в погосте Егорья (В Егорьеве погосте…..Прикольной мне показалась запись про берег нашей Оки и Стародубовской строны.Только вдумайтесь;Иногда казаки, не удовлетворяясь приставствами, ездили за добычей в соседние уезды — Муромский, Нижегородский, Луховский, Гороховецкий, Кинешемский. Документы сохранили описания таких «экспедиций». 19 октября 50 казаков переправились вплавь через Оку в Пуреховскую волость Нижегородского у. и там «гоняли» за стряпчим Сытного дворца А. Собакиным. Спустя два дня другой отряд во главе с «атаманом Тимохою» (Глухим или Кабардиным) и есаулом Иваном Выходцем перешел в Муромский у. и 21 октября перенравился через Оку в Стародубовскую волость. Здесь казаки «крестьян прожиточных из[-за] животов и их жон жгли, и ломали, и побивали, и грабили». Когда на них напала большая толпа крестьян, казаки бежали за Оку, оставив в руках «стародубовских мужиков» пять своих раненых товарищей. Крестьяне отправили их в Нижний Новгород, где Лыков после расспроса и пытки приказал повесить пленных. В результате этих расспросов в нашем распоряжении оказалось несколько кратких биографий рядовых вязниковских казаков: И. Михайлова, сына московского торгового человека, И. Мануйлова, бывшего крестьянина костромского села Даниловского, Н. Кузьмина, беглого холопа вяземского дворянина А. Озерова. Все они с
В Стародубовскую волость казаки проникали неоднократно — в 1619 г. из Приказа Большого дворца сюда посылались сыщики для выяснения на месте, «отчего стародубские села запустели». Из других «загонных» отрядов казаков крестьянам соседних с Ярополческой волостью уездов особенно досаждали «воры Кирилко Кортавой да Сахарко Федоров». Разгрому подвергались и дворянские владения — ввозная грамота муромских помещиков


Жайск Вачского района.Взгляд со стороны

Последние обсуждаемые темы на этом форуме: Ответов Автор Обновлено
Грабительские платежи за ОДН по электроэнергии отменены 32 tarlakovsky Сегодня в 20:48
Ночник
Оригинальные фотографии Олафа Мартенса/Olaf Martens 1 amworta Сегодня в 20:25
Ночник
Интимные фотографии женщин и автопортреты Стефана Кутелля 1 diemawars Вчера в 05:34
Ночник
"Помогите пенсионерам" ‪‎ПРЕССА‬ 3 ТНС энерго НН 06.12.2016 в 10:15
ТНС энерго НН
Судьи Нижегородского Районного суда сделали себе операцию на совести и отказали мне в иске к Оксфорду о взыскании расходов на восстановление в полном объеме... 14 shepherd 04.12.2016 в 10:11
Ночник